March 11th, 2007

Ieromeiyo

(no subject)

- Как я сбрендил? – переспросил Мартовский Заяц, - Ну, это случилось в иды, один мой друг….
- Во что? – переспросил Ахиллес.
- Когда, - поправил Заяц, - В иды. Мартовские.
- Не спрашивай его дальше, - нервно попросила Черепаха, - Кажется, я не хочу этого знать.
Тут они, наконец, пришли.
Заяц немедленно уселся на свое место рядом с Соней.
Ахиллес откашлялся.
- Привет, - сказал он.
- Эта мышь – Соня? – тихо спросила Черепаха.
- Нет, - мгновенно отреагировала Соня, - Эта Соня – мышь.
- Гм.
- В данный момент, - уточнила Соня.
- Временами она не в себе, - подтвердил Шляпник.
- Да. Вне себя я становлюсь черная и рыщу.
- Рыщешь? – спросил Ахиллес.
- Рычу и ищу.
- Что? – спросила Черепаха, чувствуя, что зря это делает.
Соня зевнула:
- Что-то на “Ррры”, вероятно.
Черепаха тихо застонала.
- Послушайте, - мягко начал Ахиллес, - Мы не хотим вам мешать, но у Кастора и Поллукса возникли проблемы, и они передали вам записку…
- Как раз к чаю! – обрадовался Шляпник.
- Очень странную записку.
- А еще они странно выглядят.
- И странно выражаются.
- И Зевс сказал, что это к вам.
- И еще что-то про тучки.
- Не разбив яиц, - вдруг сообщила Соня, - Омлет не приготовишь.
Черепаха схватилась лапами за голову.
Ахиллес, тяжело вздохнув, достал из кармана записку и протянул Шляпнику.

***

- Ты уверен, что это – именно то, что надо? – спросила Черепаха на обратном пути.
В лапах у нее был черный шелковый цилиндр.
- Зевс уверен. Кастор и Поллукс, видимо, тоже
- Они тут все повязаны, - буркнула Черепаха.
Ахиллес пожал плечами.
Некоторое время они шли молча.
Потом Черепаха достала записку и уставилась на нее:
- Все-таки, интересно, - сказала она, - Что значит “Помогисла, потерялисла шляпслу?”